Главная

О центре

Контакты

Отзывы о нас


Йога в Крыму

Туры за рубеж


Курсы Йоги

Обучение

Рассылка


Тантра

Астрология


Йога-маг


Библиотека

Фото галерея

Видео


Поиск по сайту




 






School of Yoga Shambhu
Подписка на рассылку Лесной Школы Йоги


курс йоги онлайн

Знание раскрывается постепенно перед тем, кто исследует и практикует принципы Учения. Знание открывается мгновенно перед тем, кто предельно сконцентрировано устремлён к его постижению.

методики йоги

 

 

Философия индуизма тексты по йоге и тантре


Об эпизоде "Махабхараты", из "Бхагавадгиты", 2-я статья, часть 6

Г. В. Ф. Гегель

Тогда царь доверяет своему единственному оставшемуся сыну охрану своего богатства и идет в глушь Himavat. Чтобы заслужить благосклонность Махадевы (Шива), он выполняет строжайшие упражнения, и на кончиках больших пальцев, с поднятыми руками, питаясь как змея воздухом стоит тысячу лет. Бог предоставляет в полное владение царю испрашиваемое им искусство владения луком. Висвамитра использует его, чтобы отомстить Васиштхе, поджигает и опустошает лес, место действия набожности, где тысячами искали убежища мудрецы, звери и птицы. Однако его оружие, прежде чем устрашить богов и все три мира, приходит в негодность благодаря простому посоху Васиштхи. Царь, тяжко вздыхая, видя, какова сила брахманов, вступает на путь нового строгого упражнения и абстракций своих мыслей, чтобы достичь брахманской природы, и так проводит тысячу лет.



По истечении их Брахма, господин мира, признает его царским мудрецом. Висвамитра же, полный досады, вынужден был стыдливо опустить голову - после того, как я исполнил столько упражнений, только царский мудрец! меня принимают за ничто! - и снова начинает свои абстракции. Тем временем князю Тризанку (Trisanku), мужу истины, побежденному страстью, пришло на ум принести жертву, чтобы в своем телесном состоянии оказаться среди богов. Васиштха, к которому он обращается, говорит ему, что это невозможно, проклинает его и делает из него чандала, низшую, изгнанную из касты брахманов тварь.

Висвамитра, к которому он обращается наконец со своим желанием перемещения на небо, готов на это: это - в его руках, он желает это выхлопотать. Он готовится к жертвоприношению, на которое приглашает Васиштху с его аскетами; последний отвергает приглашение: разве должен господин неба вкушать жертву, где жрецом является кшатрий, из предметов, изготовленных чандалой. Боги тоже отвергают приглашение. Великий Висвамитра, полный ярости, хватает священную кухонную ложку и говорит, что он хочет использовать силу исполненных им аскетических упражнений, свою самостоятельно добытую энергию.- Тут князь Тризанку поднялся непосредственно на небо. Индра, царь небес, сбросил его оттуда; Тризанку, падая, зовет Висвамитру: Помоги! Помоги! Последний, полный ярости, кричит: Стой! Стой! Тризанку так и остается между небом и землей. Висвамитра в ярости создаст семерых других великих мудрецов (Плеяды, в южной части неба, поясняет комментатор) и, утвердив их на месте, создает и другие семьи небесных тел, а затем другого Индру и другой круг богов. Боги и мудрецы, окаменев от удивления, обращаются к Висвамитре с унизительной просьбой не требовать перенесения на небо обиженных брахманами без очищения (предназначенного для повторного принятия в касту) и не разрушать сложившийся порядок вещей. Царь настаивал: то, что он обещал, не должно остаться неисполненным; тогда они договорились о месте для Тризанку на небе за огненным кругом.

После тысячи лет, проведенных царем в упражнениях в абстракции, Брахма признает его наивысшим мудрецом (Chief sage). Недовольный этим, он начинает новый курс; тут приходит к нему красивая девочка (Менака, которая станет матерью Шакунталы), соблазняет его, так что 25 лет он тратит попусту. Пробудившись от этого забвения, начинает он новое тысячелетие самоистязаний. Боги беспокоятся, что своими упрямыми упражнениями он всем им готовит несчастье. Брахма признает его рангом выше, нежели высшие мудрецы. На возражение Висвамитры, что этим он еще не признается Брахма-мудрецом (Brahma-sage), Брахма отвечает: Ты еще не усмирил свои страсти[11], ярость и радость, как же ты можешь требовать места брахмана?

Висвамитра вновь начинает свои упражнения; напрасно искушает его Индра прекраснейшей Упсулой, напрасно пытается вызвать его гнев. После того как глава мудрецов молчал и задерживал дыхание тысячу лет, Индра, бог неба, равно, как и другие боги, испытывают священный страх; они обращаются к Брахме: в этом большом мудреце нет уже ни малейшей тени греха; если требование его души не исполнится, он разрушит своей абстракцией универсум. Рубежи мира - в смущении, моря - в шторме, горы - в упадке, земля дрожит и т. д. О Брахма, мы не можем быть уверенными, что люди не станут атеистами, мир полон растерянности и беспорядка.- Наконец Висвамитра признается Брахма-мудрецом и примиряется с Васиштхой.

Этот рассказ в высшей степени характерен уже для центрального пункта индийского мировоззрения. Основное отношение во всякой религии и во всякой философии есть прежде всего отношение духа вообще к природе и далее, абсолютного духа к духу конечному. Индийским основным определением является то, что абстрактная духовность, концентрация, для которой характерна чистая, лишенная определенности и границ абстракция, есть абсолютная власть природного; это - момент негативности мысли, чистая субъективность духа, в которой все особенное и вся природная мощь оказывается низведенным до бессильного, несамостоятельного и исчезнувшего. Но эта абстрактная субъективность проявляется здесь прежде всего как концентрация, которую производит в себе человек; как она относится к богу или, скорее, к Брахме, я хочу упомянуть позже.

Характерен этот эпизод прежде всего для понимания отношения кшатрия к брахману, на чем я хочу сначала остановиться. Те многократные курсы умерщвления плоти в усердии погружения должны предприниматься, чтобы кшатрий достиг того, чем брахман является с самого детства, то есть с рождения. Если человек из другой касты может стать вновь рожденным лишь благодаря изложенным продолжительным жестокостям и состояниям внешней и внутренней абстракции, то брахман сразу же является таковым - дважды рожденным; именование, которое дается брахманам в "Рамаяне" как ставшее титулом выражение. В "Законах Ману" (I, 93-100), где в перечне степеней существующих вещей каста брахманов указывается как превосходящая все иные, содержится указание и на порядок ступеней (иерархию так же и среди самих брахманов: лучшими среди них являются те, которые знают долг, среди этих [лучших] - те, которые добросовестно его исполняют, среди же последних те, которые ищут блаженства через полное, всеобъемлющее знакомство со священным учением.

С одной стороны, эти ступени [иерархий] не обусловлены ни упражнениями описанного выше индийского образца, ни операциями более духовного плана, которые являются достижением интеллектуальной и истинно моральной культуры (Bildung). С другой стороны, само чтение Вед, что есть достояние брахманов, наряду с предписаниями повседневной жизни, которым они должны следовать, определяет положение брахманов благодаря уже самой природе "дважды рожденных" - единству с богом. Когда к приведенному месту в "Законах Ману" английский переводчик применяет европейские выражения о "долге" и "упражнении добродетели", то для брахманов они имеют только формальный смысл точного пунктуального соблюдения кастовых требований. К таковым относятся не политические гражданские обязанности и не те, которые обязуют выплачивать налоги. "Царь, даже если он умирает от нужды, не должен брать какой бы то ни было суммы с брахманов, поскольку это преподано в Ведах". Брахману, конечно, запрещено убивать, красть; и все же при совершении подобного преступления он не должен подвергаться наказанию, а лишь все-таки с сохранением своего состояния, высылается из страны.

Так же для него, как вообще для индийцев, не имеют силы моральные обязанности любви к человеку; Брахман должен или обязан (darf oder mup) убить чандалу, который приблизился бы к нему и мог бы осквернить его касанием; тем более, у него нет моральной обязанности в оказании помощи тому, кто находится перед ним изнемогающим и мог бы быть спасен от смерти благодаря небольшой помощи, глотку воды - столь же мало он должен проявлять внимание по отношению ко всем иным правилам гуманности. Требуемая от него моральность ограничивается негативным подавлением страстей: "a man of subdued passions" (человек, подавивший страсти) - это выражение повсюду в тексте читается как предикат мудреца. Как ни важно отсутствие дурных наклонностей и чувств, это еще не добродетель и практическая моральность. Позитивные обязанности брахманов состоят в соблюдении бесконечного множества пустейших и нелепейших предписаний, в чтении Вед и медитации над Ведами. Когда же мы читаем высказанные в общих выражениях поучения и предписания, мы слишком легко подвергаемся соблазну воспринимать их в смысле нашей моральности; понимание же их брахманами заключается исключительно в их фактическом содержании[12].

Начало...    Статья 2-я часть 5     Статья 2-я часть 7  

семинары Лесной Школы Йоги - Крым

Ссылки на туры Даты 2019 год Особенности тура Тип и место Период Статус
           
Прошедшие туры:          
Феникс - магия тантры  5-12 августа Тантра и Йога - энергия, воля и мудрость. Мощные практики развития себя! Море и горы
и поход на день.
Палатки
7 дней завершен
Странники - Лунгомпа 2-9 мая поход без рюкзаков через горы к морю налегке! Пеший трек по Крыму. Палатки 7 дней завершен
Семинары в природе - 2019 год  
Дополнительные возможности: Вы можете также заказать личную программу