Главная

О центре

Контакты

Отзывы о нас


Йога в Крыму

Туры за рубеж


Курсы Йоги

Обучение

Рассылка


Тантра

Астрология


Йога-маг


Библиотека

Фото галерея

Видео


Поиск по сайту




 






School of Yoga Shambhu
Подписка на рассылку Лесной Школы Йоги


курс йоги онлайн

Знание раскрывается постепенно перед тем, кто исследует и практикует принципы Учения. Знание открывается мгновенно перед тем, кто предельно сконцентрировано устремлён к его постижению.

методики йоги

 

 

О проблеме глобализации тексты по йоге и тантре


С. Радхакришнан - протагонист глобализации

С.Л. Бурмистров

Часть 3

8. На первый из поставленных выше вопросов Радхакришнан отвечал так же, как и большинство индийских интеллектуалов того времени. По его мнению, современная западная цивилизация глубоко утилитарна и не видит смысла ни в чем, что не может принести непосредственную практическую пользу — или, точнее, материальную выгоду. Она ориентирована на завоевание и освоение внешнего, материального мира совершенно равнодушна к миру внутреннему, к психике человека. Вместе с тем эта цивилизация отличается склонностью к теоретизированию, однако теоретизирование это аксиологически бесплодно, то есть результаты его могут быть успешно использованы в технике (в той отрасли человеческого знания, заметим, которая направлена на освоение природы и является воплощением поставляюще-производящего отношения к природе, реализацией хайдеггеровского Gestell), сам процесс теоретизирования может доставлять интеллектуальное наслаждение ученому, занятому им, однако для простых, не вовлеченных в науку тем или иным образом людей плоды этого теоретизирования мертвы, они ничего не говорят ни уму, ни сердцу.



При этом, что интересно, наука и технология не дают человеку самого главного, того, к чему, по убеждению Радхакришнана, стремится любой homo sapiens, - истинного знания. Технология по сути своей вообще не предназначена давать знание, ее цель — осваивать природу. Наука же — в том виде, в котором она существует в современной западной цивилизации — тоже не может дать подлинного познания природы вещей. «Математико-экспериментальный метод не идет дальше измеримых феноменов. Не поддающиеся измерению свойства материи, такие, как цвет, запах, вкус, рассматриваются как субъективные продукты органов чувств, реальностью как таковой — во внешнем мире — не обладающие, тогда как измеримые, количественные признаки, такие, как масса, движение, пространственные размеры, рассматриваются как первичные, реальные, объективные свойства материи».

Огромный пласт реальности остается за гранью науки только потому, что она еще не выработала методов, чтобы его измерить. При этом нельзя забывать, что существуют, возможно, такие аспекты реальности, которые в принципе не поддаются измерению и поэтому обречены навсегда оставаться за рамками западноевропейской науки. Это существенно обедняет научную картину реальности, а поскольку наряду с другими феноменами в сферу компетенции науки входит и человек, то и человеческая личность начинает пониматься как совокупность измеримых черт.
Индивидуализм и рационализм тесно связаны между собой и составляют, в сущности, разные аспекты одного и того же явления, именуемого западным мировоззрением.

9. Совсем иначе рассматривает Радхакришнан индийскую цивилизацию, да и вообще цивилизации Востока в целом. Для «восточного» мировоззрения, и прежде всего для картины мира, традиционно принятой в Индии, свойственна глубокая, сущностная религиозность, причем эта религиозность жизненно необходима не только индийской цивилизации, но и вообще всем цивилизациям мира. Отправной пункт всей философской системы Радхакришнана состоит в том, что для него «религия — один из определяющих факторов жизнедеятельности человека, что каждый индивидуум в отдельности и человечество в целом нуждается в вере, в религиозном служении». Радхакришнанне мыслил себе человечество без религии, и даже атеизм считал специфической реакцией истинно религиозного человека на псевдорелигиозный фанатизм, ксенофобию и мракобесие.

В «Индийской философии» он указывает, что изначально древние арии жили в единении с «высшим», то есть с богами, с сакральным миром, и весь мир был для них в сущности своей сакрален, и только позднее, в процессе продвижения в глубь Индостана и неизбежного вследствие этого взаимодействия с местными, автохтонными племенами — носителями дикой, варварской, жестокой и примитивной религии они начали утрачивать прежнюю чистоту и ясность своей собственной исконной религиозности. На протяжении многих веков, однако, эта религиозность сохранялась в более или менее неизменном виде, и даже такие явления, как, например, буддизм, Радхакришнан считал лишь попытками вернуться к древнеарийской религии, наиболее точно и полно изложенной в Упанишадах.

Религиозность эта, по убеждению Радхакришнана, базировалась и базируется на идее о существовании высшего божественного начала  — Брахмана, поддерживающего существование всех вещей и явлений мира. Во всем содержится Брахман. В отдельном человеке он становится ограниченным и в какой-то степени плененным силой майи, образуя духовное начало личности - Атман. Определенным набором ритуальных и психотехнических практик майя может быть устранена, и тогда откроется высшая истина, заключающаяся в том, что Атман и Брахман ничем друг от друга не отличаются (кроме, может быть, масштаба). В этом, считал Радхакришнан, и состоит сущность учения Упанишад.
Здесь следует обратить внимание прежде всего на то, что природа человека в этой концепции оказывается божественной. Грубо говоря, человек есть бог incognito, и это касается не только каких-то конкретных личностей или представителей какой-то одной цивилизации, а всех людей вообще. Божественная реальность не является при этом чем-то, что можно постичь разумом, логически доказать (или опровергнуть); она постигается опытным путем: «Бог есть не идея, которая понимается, а реальность, которая переживается».

Второй особенностью этого типа философской антропологии является понимание человека как единого, целостного феномена. Радхакришнан поэтому и упрекает европейскую науку за ее «расчленяющий» подход к человеку: «Мы не можем понять человека научным путем, как если бы он был только необычайно сложным объектом природы. Любое объективное рассмотрение деперсонализируетчеловека и сводит его к набору разнородных фрагментов, которые изучаются различными науками». Постижение человека со спиритуалистических позиций. Возможное при условии, что исследователь признает наличие в человеке не просто духовного начала, но единой, общей для всех людей духовной субстанции — это единственный способ получить истинное знание о природе человека.

Начало...     Предыдущая...    Продолжение...